Схема таран на аукционах

Таран не у дел: Верховный Суд вынес прецедентное решение по статьям «БВ» о торгах активами саратовского КФХ

Публикации «Бизнес-вектора» про сверхчеловеческие способности простого саратовского аукциониста Олега Бибина, помогли пресечь электронно-цифровую разводку, которая дает возможность особо избранным покупателям выигрывать торги.

Все началось еще в 2015 году, когда мы обратили внимание на торги имуществом фермера из Лысогорского района Нурадына Юсупова. Дело возбудил Арбитражный суд Саратовской области еще в 2011 году, до торгов оно дошло в 2015-м (дело № А57-15765/2011). Обширный участок банкрота площадью 1131 га стал предметом жаркой борьбы.

Один из участников этого аукциона (прошел на электронной площадке ООО «Центр реализации»), Олег Бибин, подавал предложения по цене 177 раз — через каждые 30 секунд! Благодаря этой бомбардировке другие участники не успевали вставить слово, а когда Бибин успокоился, цена Лысогорских черноземов выросла более чем в 10 раз, с 900 тыс. рублей до 9,27 млн рублей. Победителем в этой баталии стало ООО «Альянс-Сервис групп», чье ценовое предложение составило 9,3 млн рублей.

Однако после покупатель отказался платить такую цену, сошел с дистанции и экстремальный Бибин, и в итоге земли достались совсем незаметному участнику Алексею Фомину, который подал предложение с ценой 1,2 млн рублей. Мы уже писали о том, что полный тезка Алексея Игоревича так часто фигурирует на всевозможных торгах, что может даже быть самым настоящим «профучастником» — из числа тех, кто появляется на аукционах ради создания конкурентного фона. Извините, ошибались…

Вот только насладиться победой господину Фомину вряд ли суждено. После наших публикаций о том, что невозможно человеку подать за полтора часа 177 ценовых предложений с точным интервалом в полминуты, и обращений в Арбитражный суд ООО «Альянс-Сервис групп» и еще одного участника торгов — ООО «Правовой центр «Эксперт», события начали разворачиваться очень интересно.

Сначала оспаривание итогов торгов шло через ФАС, однако борцы с монополизмом заявили в московском арбитраже, что против роботов действует испытанный временем боец , так что никаких недозволенных технических средств Олег Бибин не применял.

В итоге «Альянс-Сервис групп» и «Правовой центр «Эксперт» начали писать заявления в арбитраж. Позиция истцов заключалась в том, что Олег Бибин манипулировал ценой, чтобы Алексей Фомин мог заполучить недвижимость по цене значительно ниже рыночной, которая находилась на уровне 6-7 млн рублей.

И что же? Все три инстанции арбитража признали, что действия Олега Бибина не выглядели обычными и разумными, отличались от общего понимания процедуры торгов. Но при этом оснований для признания аукциона недействительным суды не нашли. Не узрели судьи, что гениальный аукционист Бибин использовал технические средства дабы ограничить доступ других участников к торгам. Также истцам не удалось доказать, что Фомин и Бибин совершали совместные согласованные действия. Суды приняли во внимание и то, что ФАС оставила жалобу «Альянс-Сервис групп» без удовлетворения.

А вот Верховный суд посмотрел на ситуацию иначе, увидев в далеком аукционе 2015 года применение таранной схемы, когда один участник предлагает не соответствующую рыночной стоимости имущества низкую цену, а второй затем ее намеренно завышает, блокируя других претендентов, но в итоге отказывается от сделки.

Кстати, значение спора отметил «Коммерсант» в заметке «Ставок больше нет», затем решение ВС РФ вызвало целый вал публикаций на специализированных ресурсах. Все они отметили огромное значение вердикта коллегии по экономическим спорам, ведь, по мнению экспертов, таранные манипуляции давно имеют место на электронных торгах, и роль этой порочной практики только нарастает. По общему мнению, решение высшей судебной инстанции станет надежным заслоном не только сверхспособностям отдельных претендентов, но и таким вот довольно хитро замаскированным сговорам.

И что же дальше? Так как Верховный суд отменил решения всех трех инстанций, спорные торги должны пройти вновь. А потому рассмотрение дела о банкротстве КФХ Юсупова в Арбитражном суде Саратовской области возобновится 12 февраля.


Верховный суд (ВС) признал «таранные схемы» на имущественных торгах незаконными. По мнению представителей ВС, искусственное завышение цены без цели покупки актива является фактором ограничения конкуренции. Данные схемы являются популярными в сфере госзакупок, однако вводить уголовную ответственность вряд ли имеет смысл.
Директор Института повышения конкурентоспособности, к.э.н. Алексей Ульянов обратил внимание на то, что в области госзакупок в каждом третьем, если не втором деле, связанном с нарушением принципа конкуренции, используются «схемы таран».
«Эта схема никуда не пропала, ею продолжают пользоваться. Ближе к лету руководитель ФАС Игорь Артемьев докладывал премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву, что «схема таран» остается распространенной. Более того, появились «аукционные роботы», использующие ее в автоматизированном режиме», — рассказал Алексей Ульянов.
По его словам, решить проблему можно двумя способами: «либо остро, либо сложно».
«Удивительным остается то, что при таких огромных деньгах, что тратятся на информатизацию системы госзакупок, нельзя отладить и ввести ограничения для подачи заявок с одного IP-адреса во время электронных аукционов. Несколько аффилированных между собой лиц часто особенно не заморачиваются. На торгах от них действует один исполнитель, он работает за одним компьютером, у него один «айпишник». Все это легко отследить и отсечь», — подчеркнул эксперт, добавив в заключение, что аффилированные компании не должны участвовать на торгах.
В ноябре Верховный суд отменил результаты электронного аукциона, где продавался участок земли обанкротившегося бизнесмена. Один из участников аукциона каждый 30 секунд 177 раз подряд делал более высокие предложения по цене и поднял стоимость участка с 900 тыс рублей до 9,27 млн рублей. В последний момент покупатель, однако, отказался от сделки. Победителем стала компания сАльянс-Сервис групп», готовая купить землю за 9,3 млн рублей. Однако подписывать договор компания отказалась, и участок достался Алексею Фомину за 1,2 млн рублей. Его цена была следующей после отказавшихся от покупки предпринимателей.
«Альянс-Сервис групп» и еще один участник электронного аукциона ООО «Правовой центр «Эксперт» подали жалобу в Арбитражный суд Саратовской области. Они потребовали признать аукцион несостоявшимся. Юристы компаний убеждены, что ценой во время торгов манипулировали и Алексей Фомин в результате сумел приобрести землю по заниженной стоимости. Во время рассмотрения жалобы в Верховном суде истцы оценили участок в 6-7 млн рублей. Однако суды всех трех инстанций не отменили торги, хотя и признали, что «аукцион прошел необычно».
Верховный суд принял другое решение. По мнению представителей данной инстанции, организаторы электронных аукционов должны обеспечить равный доступ всех лиц к торгам. В противном случае говорить о соблюдении принципа конкуренции нельзя. Формально до торгов было допущено 6 участников. Но не все из них получили реальную возможность предложить обоснованную цену. Сговор с организаторами или использование специальных технических средств являются не единственными признаками недобросовестного поведения. Ранее суды признали поведение на электронных аукционах «неразумным», но не смогли проанализировать, была ли искажена процедура торгов. Между тем другим участникам аукциона помешали подать заявки в приемлемом диапазоне цен. Конкуренции на торгах не было, цена участка земли была искусственно завышена.
Несмотря на то что сговор доказать не удалось, Верховный суд признал торги недействительными, так как некоторые участники не смогли провести состязания и предложить свою цену на землю.
Начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center Дмитрий Казанцев отметил, что использование «таранных схем» на аукционах – один из очень удобных способов отсечь ненужных поставщиков.
«Принципиальной разницы в том, идут ли торги на повышение или на понижение при использовании «таранных схем», нет. Как с ними бороться? Прежде всего, усиливая контроль за недобросовестными поставщиками. Необходимо минимизировать возможность участия подставных фирм в подобных закупках», — отметил эксперт.
Отвечая на вопрос, стоит ли вводить уголовную ответственность за использование «таранных схем», Дмитрий Казанцев подчеркнул, что «не совсем понятно, что считать составом преступления».
«Таранные схемы» — это скорее административное правонарушение, а не преступление. У нас и так чрезмерно криминализирована коммерческая система. Бороться же с «тараном» и подобными ему схемами можно и в рамках административного преследования – неотвратимость наказания в данном случае куда важнее его суровости», — заключил эксперт.
Генеральный директор «ТЭК-Торг» Дмитрий Сытин считает, что «таранные схемы» — это следствие отсутствия квалификации поставщика в случае закупок или покупателя в случае имущественных торгов.
«Сейчас нельзя во время закупок по 44-ФЗ или в ходе имущественных торгов проводить предварительный анализ и отбор поставщиков и покупателей, которые будут участвовать в процедуре. Нельзя проверить их квалификацию. Между тем это важно, так как компании, завышающие цены на имущественных торгах или, наоборот, занижающие ее во время закупок, часто потом не заключает договор. Чаще всего впоследствии такая компания попадает в реестр недобросовестных поставщиков в сфере госзакупок. Владельцев компании это не страшит, так как она изначально была создана для данной цели», — отметил эксперт, добавив, что сейчас нет возможности не допускать такую компанию к торгам.
По его словам, введение возможности учета «квалификации» компании, несмотря на то что это формально будет ограничивать конкуренцию, возможно, приведет к устранению попыток срыва торгов.

Картели, «таран» и закупки

На вопросы «Улицы Московской» отвечает руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Пензенской области Оксана Кузнецова.

— Оксана Николаевна, первый вопрос к Вам — подробности о «дорожном картеле» на 1,38 млрд руб., информация о котором появилась на официальном сайте УФАС 30 июня.

— 1,38 млрд руб. — это сумма начальных максимальных цен 15 электронных аукционов на размещение государственного заказа по ремонту дорог, в которых три фирмы реализовали картельное соглашение.

В 2015-2016 гг. три самарские компании, ООО «ССК ДорМостАэро», ООО «Волга-Проект», ООО НПО «Авангард», участвовали в торгах на ремонт дорог на территории Пензенской области. Аукционы проводились в 2015-2016 годах, а работы выполнялись в 2015-2017 годах. Ряд контрактов закрыты, другие будет выполняться еще до осени.

Эти три фирмы делали попарные предложения, которые были равны одному шагу от максимальной цены, фактически не снижая цену контракта.

Было предопределено, в каких аукционах побеждает одна компания, в каких — другая, в каких — третья. Фактически они не конкурировали.

Соответственно, цена не снижалась. Не было никакой экономии бюджетных средств, т. е. не было достижения той цели, ради которой эти торги проводятся.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что все три фирмы делали предложения с одного IP адреса. Было установлено, что указывался электронный адрес одного лица, с которого подавались заявки и с которого осуществлялся электронный документооборот, и много других обстоятельств, которые свидетельствовали об использовании единой инфраструктуры фактическими субъектами-конкурентами, согласованности их поведения, подачи ценовых предложений и так далее.

Все это позволило прийти к выводу, что было достигнуто антиконкурентное соглашение между участниками аукционов. Результатом явилось заключение контракта практически по максимальной цене.

Комиссия Пензенского УФАС признала нарушение п. 2 ч. 1 ст. 11 закона «О защите конкуренции» и выдала предписания о недопущении нарушения антимонопольного законодательства. Фирмы, которые попадаются на картельном сговоре, обязаны информировать антимонопольный орган об участии в торгах в течение определенного периода времени в целях дальнейшего контроля. Контракты фактически исполнены, единственное, что мы можем сделать, это наложить штрафы.

— Каков размер штрафов, и от чего он зависит?

— Штрафы по статье 14.32 КоАП (о картельном сговоре) от 10% до 50% от начальной максимальной суммы контракта. Единственная возможность уйти от ответственности — в случае признания вины до оглашения решения. Первый признавшийся полностью освобождается от ответственности, а другие участники платят минимальный штраф.

— По штрафам решение уже принято?

— Нет, дело передано должностному лицу.

— Признался кто-то?

— Я не могу такую информацию раскрывать, но могу сказать, что некоторые участники сговора такой возможностью воспользовались.

— На Вашей практике часто бывали случаи, когда вступившие в сговор решали, что легче признаться и заплатить 10%, а не 50%?

— Я думаю, на это норма и рассчитана. Законодатель пошел на освобождение одного участника картеля от ответственности, чтобы легче было обнаружить всю группу. Тем более, что предусмотрена и уголовная ответственность за картельный сговор, если сумма полученного дохода превышает 50 млн. руб.

— Судя по сообщениям УФАС, и в этом году подряды на ремонт дорог выиграл картель?

— Дело еще рассматривается. На этот раз речь идет о ремонте дорог на территории Пензы, для чего выделялся миллиард. Торги проходили не так давно.

Я много выступала и предупреждала, что мы совместно с правоохранительными органами будем внимательно следить за расходованием бюджетных средств, соблюдением процедуры.

В результате нашего мониторинга, подключения УФСБ, прокуратуры, возбуждено дело в отношении пяти организаций: ООО ОДСК ПОВОЛЖЬЕ, ООО «Магистраль», ООО «Пензадорстрой», ООО «Автодорога» (г. Москва), ООО «ДСУ № 1» (г. Москва).

Мы выявили схему, когда один участник делает предложение, а второй участник делает предложение выше поступившего. Т. е. поведение абсолютно не соответствует нормальному поведению на аукционе. Создание видимости, что аукцион состоялся, а по факту — поделили между собой.

В результате все контракты были заключены по цене всего на один шаг ниже начальной. А шаг составляет 0,5% от первоначальной цены.

По суммам получается, примерно поровну поделили. И по факту на тех улицах, где должны проводить работы московские компании, работа выполняется пензенскими компаниями, которые в аукционе не участвовали. А три фирмы, которые по факту выполняют работы, одновременно являются учредителями четвертой компании.

— Может быть, какие-то компании не участвовали в аукционах из-за сложностей с подачей документов?

— Да, есть компании мелкие, которым тяжело оформить документацию, у них нет денег в обеспечение. Тогда они ищут генподрядчика, который уже выиграл тендер. Тут ничего особенного нет.

Но когда мы видим, что все три генподрядчика все сразу между собой решили… Это очень похоже на сговор. Те, кто выходит на торги, не должны между собой договариваться. Каждый должен стараться выиграть, то есть забрать себе тот или другой контракт.

— Как проходят электронные торги?

— Участник аукциона заходит в личный кабинет и видит в реальном времени, какую сумму предложил конкурент. Он делает шаг на понижение (обычно 0,5% от начальной цены контракта).

Другой конкурент смотрит, делает еще шаг на понижение. Либо ничего не предлагает, если его не устраивает цена. Когда больше никто шагов не делает, аукцион останавливается.

А когда мы видим, что второй участник вместо того, чтобы делать предложение на шаг ниже, делает предложение на шаг выше уже предложенной цены и всего на 1 копейку ниже начальной максимальной цены… Это для того, наверное, чтобы показать антимонопольному органу, что была конкуренция. Это фикция.

— Правилами аукциона допускается делать на торгах предложение выше начальной цены?

— В принципе, такого запрета нет. Но, вообще-то, в законе написано, что аукцион проводится либо на повышение, когда речь идет об аренде, либо на понижение. Допускается делать ставку, равную начальной максимальной цене. Но учитывая, что конкурент уже снизил…

— Значит, если бы представители УФАС удовлетворились краткой сводкой по аукционам, никто ничего не узнал бы?

— Мы держали ситуацию на контроле. Формально аукцион состоялся, было много участников. Хорошо. Насколько снижен результат? Всего на один шаг. Что-то здесь не так, решили мы, давайте посмотрим поближе.

Когда запросили у площадки поведение участников, стало понятно, что поведение довольно странное. Здесь мы действовали совместно с правоохранительными органами. Пока дело возбуждено по признакам картельного соглашения. Решаться будет на комиссии 20 июля.

— На мой взгляд, случаи сговоров в нашей области участились.

— Просто участились случаи раскрываемости с нашей стороны. Перед нами неоднократно ставилась задача, что выявление картельных сговоров — одно из приоритетных направлений. Мы лучше научились пользоваться технологиями сбора доказательств для раскрытия данных правонарушений. Для этого наши сотрудники ездили на учёбу.

В частности, дело о «дорожном картеле» на сумму свыше 1,3 млрд руб. было выявлено нашим специалистом в ходе обучающего семинара в Казани в результате мониторинга сайта госзакупок.

Мониторить всю информацию не хватает времени, мы стараемся отслеживать наиболее социально значимые сферы, наиболее крупные суммы, то, что касается ремонта, строительных работ, лекарств.

Много проходит мимо наших глаз, потому что этих глаз не хватает. Общественные организации, журналисты могут отслеживать электронные торги и направлять нам данные для расследования правонарушения.

В связи с тем, что стала появляться информация о положительных результатах наших дел, увеличилось количество заявлений от участников торгов о том, что имело место недобросовестное поведение других участников.

Есть давно известная схема «таран». Выходят два участника и резко роняют цену на 80-90% ниже начальной стоимости. Остальные участники понимают, что уже нет смысла делать предложения, они отказываются от конкурентной борьбы. Потом третий участник, который находится в сговоре с теми двумя, делает один шаг не ниже того, насколько упали предложения, а ниже всего на один шаг от начальной максимальной цены.

Побеждают вроде бы те двое, которые резко уронили цену, но при рассмотрении заявок оказывается, что у них нет какого-то необходимого документа для признания победителем. Поэтому их заявки отклоняются и победителем становится третий, который с ними в сговоре, и контракт заключается по фактически максимальной цене.

У нас такая схема была раскрыта в отношении пензенских компаний, которые занимались проектировкой (ООО «Поволжспецстрой», ООО «Приволжстройпроект», ООО Поволжский проектно-изыскательский институт промышленного и гражданского строительства «Поволжстройпроект»). Контракт был заключен несколько лет назад, а исполнение его завершилось в мае 2014 г. Сейчас наше решение обжалуется в суде.

— Какова вероятность, что суд отменит решение УФАС?

— У нас высокий процент выигранных дел, не более 10% отменённых решений.

— Штрафы по антимонопольным статьям попадают в бюджет области?

— В федеральный. Но в нашей службе никогда не стояла задача собрать побольше штрафов. Смысл штрафа — чтобы нарушителю больше неповадно было. Чтобы обеспечить нормальную конкуренцию участников аукционов, чтобы деньги оставались в бюджете.

Если мы посмотрим аукционы по ремонту тех же дорог, где нормальная конкуренция, то цена контракта снижается до 20%.

От миллиарда 20% — это 200 млн руб., приличная сумма. На эти деньги можно построить еще дороги или детский садик. При картельных сговорах, результатом которых является устранение конкуренции, эти деньги остаются не в бюджете, а в карманах участников картеля.

— А в какой стадии находится дело в отношении администрации г. Пензы в связи с исключением 127 мест из схемы размещения НТО (нестационарных торговых объектов)?

— Заседание комиссии должно было состояться сегодня, 7 июля, но администрация не представила документов и ее представитель не явился. Будем разбираться. Дело будет рассматриваться теперь в конце июля.

Суть в чем: мы выдавали администрации предупреждение, чтобы привести в соответствие с действующим законодательством постановление, которым места для НТО были незаконно, как мы считаем, исключены.

Многие журналисты пишут «администрация незаконно снесла ларьки». Мы речь о сносе не ведем. У нас, как у антимонопольного органа, вопрос об исключении мест из схемы нестационарной торговли.

Для того чтобы место исключить из схемы, даже пустое место в отсутствии ларька на нем, нужны предусмотренные законом основания. Когда мы запросили у администрации основания для исключения мест из схемы размещения НТО, она приводила в качестве основания все, что угодно, кроме того, что написано в законе.

Причины назывались разные: отсутствие разрешения на установку данного ларька, расторжение договора аренды на землю, что ларек находится на красной линии… Смотрим законодательство, в том числе приказ областного министерства сельского хозяйства, который определяет порядок включения и исключения мест в схему, — там таких оснований нет.

Если есть желание навести порядок в какой-то сфере, связанной с красотой города, его архитектурой, никто не против. Но порядок нужно наводить в установленном порядке, простите за каламбур. А не так, что при желании навести порядок создается хаос непонятным применением норм.

На наше предупреждение администрация сообщила, что 6 или 7 мест (из более чем ста исключенных) включили назад в схему, а остальные, они считают, исключили обоснованно и не планируют возвращать. Мы решили, что предупреждение не исполнено, и возбудили дело.

— Какова позиция УФАС в этом деле?

— Вопрос только в соблюдении законодательства. Мы считаем, что оно было нарушено. Порядок разработки схемы размещения НТО на территории Пензенской области утвержден приказом регионального министерства сельского хозяйства от 23.11.2010 г. № 1-74 (с изменениями, последнее — от 21.06.2016 г.). Он предусматривает четыре основания для исключения места из схемы.

Во-первых, изменение нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов. Нормативы минимальной обеспеченности у нас в области не менялись.

Во-вторых, истечение установленного в схеме периода размещения НТО. Но для большинства мест, которые были исключены из схемы, срок размещения был указан неопределенный.

В-третьих, строительство, реконструкция, ремонт электро-, газо- и т. п. объектов. Этого тоже не было.

И последнее основание для исключения места из схемы размещения НТО — принятое в установленном порядке решение о резервировании или изъятии для государственных или муниципальных нужд.

Когда мы у администрации спросили основания для исключения мест, они ничего из перечисленного не назвали.

В Порядке имеется оговорка, что внесение изменений в схему не является основанием для пересмотра мест размещения НТО, строительство, реконструкция и эксплуатация которых были начаты до утверждения указанной схемы.

— Если мой ларек когда-то стоял на этом месте, до утверждения схемы, на законных основаниях, то исключать меня из схемы нельзя?

— Вопрос в том, что отношения с так называемыми ларечниками надо было привести в соответствие с Земельным Кодексом еще в 2015 г. Земельным Кодексом было установлено, что для размещения НТО не требуется договор аренды земельного участка. Никаких прав на землю не приобретается, а приобретается право на размещение объекта.

Основанием для предоставления места под НТО является включение в схему размещения и договор на предоставление места. Еще в 2015 г. должен был быть заключен со всеми новый вид договоров, которые должны быть срочными. В приказе написано, что место может представляться на срок не более трех лет.

Сейчас до сих пор у кого-то договор на три года, а у кого-то — на неопределенный срок, что тоже создает дискриминационные условия одних предпринимателей по отношению к другим.

Администрация Пензы должна была определить в 2015 г. схему размещения НТО, заключить срочные договоры на 3 года, рассчитать в едином порядке всем арендную плату. На сегодня арендная плата рассчитана для всех по-разному. Для одних — по результатам торгов на предоставление места, а с кем-то — по старым договорам аренды земли на неопределенный срок.

Получается, сначала не привели отношения в соответствие с действующим законодательством, а теперь начали совершать действия, еще более усугубляющие ситуацию, не по закону.

— С точки зрения УФАС, какие наиболее проблемные сферы в Пензенской области?

— Мы видим, к сожалению, что не уменьшается количество нарушений, выявляемых в закупочной деятельности, особенно среди ОМС. То ли это связано с квалификацией, то ли с сокращенным периодом времени, в который они готовят документы… Недобросовестная конкуренция на рынке ЖКХ также вызывает у нас много вопросов на данный момент.

— Каким образом УФАС способствует развитию здоровой конкуренции?

— Раньше мы по любому случаю возбуждали дела, и даже в случае устранения нарушения назначался административный штраф. После изменения закона о защите конкуренции в 2016 г. очень много составов предусматривает предупреждение. Например, навязывание условий договора монополистами, недобросовестная конкуренция и т. п.

Если дело не касается сговора, мы выдаем предупреждение. Если оно исполняется, никаких последствий в виде штрафа не возникает. Это очень действенно работает. У нас 98% предупреждений исполнено, очень маленький процент обжалован в судах, отмененного ни одного.

Многие нарушают закон неосознанно, иногда в силу недостаточной квалификации. Предупреждение позволяет быстро устранить проблему, навести порядок без использования административной машины.

По поручению правительства мы обязаны проводить публичные обсуждения нашей контрольно-надзорной деятельности, выслушивать критику, выявлять больные точки. 28 июня на базе ПГУ состоялись первые публичные обсуждения. Аудиозапись уже выложена на сайте, видеозапись тоже выложим.

Хотелось бы в следующий раз обеспечить прямую трансляцию в районы, потому что на тему закупок большой запрос у ОМС, а в Пензу не все могут приехать. Наверное, будем просить правительство области помочь, у них есть техническая возможность связи с районами.

В дальнейшем публичные обсуждения будут делаться нами ежеквартально. Мы уже наметили ряд более узких тем: конечно, закупки и рынок ЖКХ. Мы обязательно делаем объявление на сайте, приглашаем представителей бизнеса, тех, в отношении кого проводились проверки, общественные организации, СМИ. У нас уполномоченный по защите прав предпринимателей принимал участие, ТПП.

Заместитель председателя ТПП Татьяна Мараева говорила о внедрении «дорожной карты» по стандарту развития конкуренции на территории Пензенской области. О том, что хотелось бы больше информировать об этом бизнес, проводить круглые столы по реализации мероприятий, предусмотренных этим стандартом, и выслушивать мнение бизнеса. Желательно отдельно по строительному рынку, по розничной торговле и т. п.

— Этот стандарт давно внедрен?

-Стандарт принят постановлением правительства РФ. За его внедрение ответственно Минэкономразвития. Пензенская область по собственной инициативе начала его внедрять с 2014 г., хотя и не входила в регионы, реализующие пилотный проект. К сожалению, в 2015 г. работа слегка затормозилась, но в 2016 г. мероприятия по внедрению стандарта были выполнены. Осталось только достигнуть результатов.

— Каковы результаты нашей области сейчас?

— Обобщением материалов занимается Аналитический центр при правительстве РФ. Стандарт развития конкуренции входит в оценку деятельности губернатора. В свежем рейтинге глав регионов по уровню содействия развитию конкуренции в 2016 г. Пензенская область поднялась с 59 на 47 место.

По реализации положений стандарта мы на 29 месте, это очень хорошее место. А по достижению целевых значений контрольных показателей — 58 место (68,01% от возможного), пока есть еще над чем работать.

Здесь отраслевые министерства должны взаимодействовать. Например, рынок здравоохранения, рынок образования, розничной торговли. Без взаимодействия с органами местного самоуправления на местах никакая конкуренция не разовьется. Здесь нужно работать в команде: правительство области, министерства, ОМС.

— Что конкретно нужно делать?

— В «дорожной карте» все пошагово прописано, нужно только все реализовывать, тогда будет результат. Сама идея стандарта — развить конкуренцию, чтобы в итоге потребитель получил качественную услугу по наименьшей цене. Потому что конкуренция приводит к разнообразию работ и услуг.

Стандарт — это создание мероприятий, которые направлены на снижение административных барьеров, создание инфраструктуры для развития бизнеса, сокращение сроков на получение всяких разрешений, лицензий и пр.

Суть в чем — получить от бизнеса обратную связь, почему он не хочет, например, идти на определенные рынки. От нас, в том числе, Минэкономразвития получает информацию о том, на каких рынках наибольшее количество нарушений.

«Дорожная карта» по внедрению стандарта — гибкий документ. Идея такая, что не сверху вниз, а снизу вверх, от районов, подают идеи, чего им не хватает, а в «дорожной карте» по развитию конкуренции прописываются соответствующие мероприятия, и все берут на себя обязательства их выполнять, начиная от ОМС и заканчивая отраслевыми министерствами. И губернатор координирует эти процессы и отвечает за реализацию.

Потому что между регионами сейчас тоже очень большая конкуренция. Прежде чем бизнес придет, он много раз спросит уже работающих здесь, как вам все это оформлялось, какие у вас отношения с властью, слышит она вас или нет. Если что-то не так, он пойдет в другой регион.

— Пенза по развитию конкуренции находится где-то посередине?

— У нас все неплохо. Во всяком случае, нас как антимонопольный орган слышат, мы находим понимание у органов региональной исполнительной власти и местной. Мы вместе ищем решение, конфронтаций нет.

Мошеннические схемы в закупках

Какие методы используют заказчики, чтобы ограничить количество потенциальных участников закупки? Рассмотрим наиболее распространенные варианты.

Масштабы проблемы в цифрах

1 марта текущего года руководитель ФАС Игорь Артемьев на расширенном заседании коллегии ведомства отметил, что 95% всех госзакупок являются «фикцией и профанацией». Проблема заключается в картельных сговорах, в результате которых участники договариваются продавать товары и услуги по определенной цене. В некоторых сферах эта схема, по данным ФАС, пронизывает 80% объема торгов, например, в лекарственной.

В 2016 году ведомство возбудило 416 дел по антиконкурентным соглашениям. Было выявлено 298 сговоров на торгах, что на 28,4% больше, чем в 2015 году, и 262 антиконкурентных соглашения с участием госорганов. Руководитель ФАС особенно подчеркнул, что картельная система прочно обосновалась в стратегически важных отраслях экономики, включая такие сферы, как строительство дорог, обеспечение населения продуктами и др.

Существуют различные мошеннические схемы, связанные с закупками. И добросовестные участники, которые разбираются в них и способны выявить подозрительные признаки, могут значительно сэкономить время, отказавшись принимать участие в таких закупках.

Распространенные схемы мошенничества

Любое соглашение, ограничивающее или снижающее конкуренцию в ходе торгов, которое заключается между участниками закупки; участником и потенциальным участником, фактически не делающим предложение; участником закупки и организатором торгов; представителем заказчика и оператором торговой площадки, является не чем иным, как мошенничеством.

На практике встречаются различные варианты мошенничества на торгах. Вот некоторые наиболее распространенные из них.

— Создание видимости конкуренции
В такой схеме участник-конкурент подает предложение с заведомо завышенной ценой, чтобы предложение назначенного участника-победителя выглядело выгоднее. Либо он выступает с условиями, которые явно неприемлемы для заказчика.

— Отзыв предложения
Участник торгов договаривается о том, что воздержится от подачи предложения или отзовет ранее поданное предложение.

— Ротация
Между участниками есть договоренность: подавать предложения, но побеждать по очереди.

— Раздел рынка
Участники делят между собой заказчиков или географические области, не конкурируя за «чужое».

— Сговор с заказчиком
Эта схема богата различными методами, причем постоянно появляются новые виды сговоров, некоторые из них почти невозможно распознать, настолько тщательно они продуманы.

Признаки сговора на торгах

Сговор в ряде случаев можно раскрыть благодаря некоторым подозрительным признакам.

— Укрупнение лотов
В этом случае при подготовке аукционной документации заказчик специально формирует крупные по номенклатуре и количеству поставляемой продукции лоты. Из-за этого участники могут поставить только часть требуемого ассортимента.

В апреле 2017 года антимонопольный орган установил нарушение принципа равнодоступности при проведении тринадцати аукционов по ремонту дорог в Петербурге и Ленинградской области (ст. 17 Закона о защите конкуренции). Нарушение выражалось в том, что от участника требовалось одновременное выполнение работ в разных районах города, даже не граничащих друг с другом. Так, в один лот были включены Адмиралтейский, Выборгский и Пушкинский районы, а работы по одному району, наоборот, раздроблены на несколько аукционов с одновременным объединением с работами по другим районам (в одном аукционе Невский район объединен с Фрунзенским, в другом — с Центральным, а в третьем — с Приморским и Петроградским).

Поскольку в документах отсутствовали конкретные адреса дорог, подлежащих ремонту, и сроки начала работ, была исключена возможность участия в аукционах субъектов малого и среднего предпринимательства и организаций, которые могли выполнить госконтракт только в одном административном районе.

— Некорректное указание объема работ, подлежащих выполнению
Еще один способ ограничения конкуренции — указание в извещении меньшего объема продукции, чем в ТЗ, с целью получить больший объем по выгодной цене. Также виды работ могут указываться в ТЗ, но отсутствовать в ведомости объемов работ.

При этом как ведомость объемов работ, так и техническое задание являются приложениями к проекту контракта, в соответствии с которыми необходимо исполнять обязательства по контракту.

— Нередактируемый формат закупочной документации
Чтобы затруднить поиск информации в документации, заказчик размещает закупочную документацию или техническую часть документации о закупках в форматах, например, pdf, jpeg. Из-за этого участник не может осуществлять поиск, копирование и печать фрагментов документов.

— Маскировка предложения с помощью ошибок
Помимо использования нередактируемых форматов есть еще и другие способы, к которым могут прибегать заказчики с целью затруднения поиска закупки. Например, некоторые намеренно допускают орфографические ошибки в наименовании предмета закупки, переставляют местами буквы, вставляют в русские слова латинские буквы, используют непонятные синонимы в названии предмета закупки. Все эти хитрые приемы используются для того, чтобы спрятать объявления от посторонних глаз. В результате на такое предложение выходит только тот поставщик, который изначально был намечен.

— Жесткий фильтр по срокам
В этом случае заказчик устанавливает нереальные сроки исполнения условий контракта. Яркий тому пример: несколько лет назад Минздравсоцразвития объявило, что заплатит 55 млн руб. за создание социальной сети для медицинских работников, обозначив срок на разработку в 16 календарных дней.

— Искусственное дробление лота
Это процедура противоположна укрупнению лотов. В данном случае закупка разбивается на несколько процедур, в то время как ее можно было бы произвести в рамках одного контракта. Если дело касается последовательных работ на одном объекте, то могут возникнуть серьезные проблемы, так как контракты выигрывают разные поставщики, а следующий этап работы не может быть начат до окончания предыдущего. В результате возникает риск нарушения условий контракта, а также задержки получения оплаты.

— Игра слов
Чтобы сбить с толку участников, заказчик может намеренно использовать в описании объекта закупки расплывчатые формулировки и не указывать часть данных, необходимых для оценки рентабельности контракта.

— Требование чрезмерно детализированного описания товаров
В феврале Арбитражный суд г. Москвы подтвердил законность решения ФАС России, вынесенного в отношении учреждения, которое объявило о проведении аукциона на строительство в Калининграде стадиона к Чемпионату мира по футболу FIFA 2018™ и берегоукрепляющих сооружений о. Октябрьский. Комиссия ФАС посчитала, что документация требовала от участников предоставить в составе заявки излишне детализированное описание товаров, используемых при строительстве, в частности указать конкретные значения массовой доли нелетучих веществ в грунтовке (не должна превышать 60%) и времени высыхания эмали «до степени 3 при температуре +20», которое при этом должно быть не более 24 часов.

Руководство ФАС в очередной раз обратило внимание на то, что в большинстве случаев требования детализированного описания товаров не имеют отношения к реальной потребности заказчика, а устанавливаются с целью затруднить подготовку заявки и тем самым ограничить количество потенциальных участников закупки.

— «Таран» или демпинг
Чтобы понять суть такой схемы, обратимся к одному из примеров.

Недавно комиссия УФАС по Оренбургской области признала нарушение трех строительных компаний по п.2 ч.1 статьи 11 Закона о защите конкуренции (картель, сговор на торгах). В чем конкретно выразилось нарушение? В том, что три участника сговора устно договорились обеспечить победу одного из них в закупке по оказанию услуг ежедневной комплексной уборки объекта.

Начальная максимальная цена контракта составила более 2 млн руб. При проведении аукциона была применена схема «таран» путем использования единого IP-адреса. Два участника намеренно подали заявки на участие в закупке, несоответствующие требованиям конкурсной документацией и законодательству о закупках, и резко снизили начальную максимальную цену контракта своим предложением на 78%. Другие участник, понимая, что их заявки будут отклонены, позволили выиграть третьему участнику сговора.

Одним словом, стратегия «тарана» заключается в жестком демпинге, имитации активной торговли. При падении цены участники торгов, не состоящие в сговоре, выходят из игры сами, понимая, что их участие становится просто бессмысленным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *